«ПЕРЕСВЕТ» - обзор ситуации
Оксана Каланчина
Преодолел ли банк «духовный кризис»?
Суть
В прошлом месяце банк «ПЕРЕСВЕТ» начал публиковать на сайте ЦБ РФ актуальную отчетность, тем самым, давая понять, что «духовный кризис» остался позади и банк готов к работе в стандартном режиме. А так ли это на самом деле? Какие усилия пришлось для этого приложить? И - самое важное для будущих клиентов банка - насколько устойчивой будет «ремиссия»? Давайте разберём каждый вопрос детально, но для начала - небольшая ретроспектива событий.
Банк «Пересвет» был основан в начале девяностых (изначально банк назывался «Экспобанк»), в основном с подачи «Экспоцентра». По состоянию на 1993 г. доля РПЦ составляла 44% («Коммерсант»), а её основной интерес заключался в аккумулировании в банке средств, вырученных от беспошлинного ввоза сигарет и прочих товаров (согласно исследованию, проведенному РБК). В начале нулевых доля церкви составляла 23%, в 2012 году - 48%, а в 2015-16 гг. закрепилась на отметке в 50% (вместе с долями Елены Холодовой и Светланы Братченко - лиц, приближенных, по данным СМИ, к руководству РПЦ). На июль 2016-го года, по исследованию РБК, банком также владели «Экспоцентр» (24,4%), руководство банка (14,1%) и девелоперы (9,5%).
Основная причина осеннего банкротства банка – кредитный риск.
Основная причина осеннего банкротства банка – кредитный риск. На 01.01.17 всего было выдано кредитов на сумму 144 млрд. руб., из них 128 млрд. руб. это просроченные кредиты, в т.ч. предоставленные МСП (70%) и крупным корпоративным клиентам (26%).

Столь высокая доля кредитов МСП в кредитном портфеле банка объясняется тем, что банк был агентом по выдаче денег по госпрограмме поддержки МСП. Также банк активно занимался кредитованием девелоперских проектов: среди основных должников банка называются группа NBM (бывшие акционеры банка), «Пересвет-Инвест» и аффилированные с ним структуры. Рискованность вложений в МСП и в строительство на фоне снижения экономического роста вещь очевидная, но, видимо, не для руководства банка. Всего на 01.01.17 обеспечения по кредитам было на 229 млрд. рублей, в т.ч. на 159 млрд. рублей гарантиями и поручительством и на 70 млрд. рублей имуществом и ценными бумагами. При этом обеспечение имуществом едва покрывает половину кредитного портфеля банка (48% от всего кредитного портфеля до вычета резерва)..
По причине всего вышеперечисленного, согласно отчетности на 01.01.17, банком был сформирован резерв на сумму 66 млрд. руб., в результате чего собственный капитал банка принял отрицательное значение и составил -44 млрд. рублей, иначе говоря – банк обанкротился. На сегодняшний день собственный капитал банка составляет уже 20 млрд. рублей, а банк вновь вернулся к работе в стандартном режиме. Но за счет чего была закрыта «дыра»?
К положительному значению капитал банка пришёл уже во втором квартале 2017-го, но чисто технически.
В период с 01.01.17 по 01.04.17 убыток банка в размере 64 млрд. рублей был уменьшен на 12,7 млрд. рублей за счет средств резервного фонда, эмиссионного дохода и нераспределенной прибыли прошлых лет. Затем произошло прощение долга по субординированным займам на сумму 14 млрд. рублей, но в силу доформирования банком резервов ещё на 10,3 млрд. рублей и технических особенностей расчета капитала, все вышеперечисленные мероприятия «дыру» в капитале банка не уменьшили. Более того, на 01.04.17 капитал банка был уже -52,9 млрд. рублей.

К положительному значению капитал банка пришёл уже во втором квартале 2017-го, но чисто технически, преимущественно за счет восстановления резервов на 57 млрд. рублей. Резервы восстанавливались по ссудам, а также гарантиям. При этом, по данным отчетности на 01.07.17 просроченная задолженность составляет 57% всего кредитного портфеля (кроме кредитов банкам), а нынешний объем резервирования покрывает просрочку всего на 11% и непросроченные ссуды на 6%.

О наступлении «ремиссии» в самочувствии «Пересвета» говорить рано.
Были ли на то объективные основания? Ведь на 01.04.17 просрочки было даже чуть меньше – 49% всего кредитного портфеля банка (кроме кредитов банкам), но резервирование составляло 55% по просроченным кредитам и 50% по непросроченным. А на текущий момент ни снижения просроченной задолженности, ни существенного роста «твердых» залогов не наблюдается. Возможно, это связано с переуступкой прав требования или с ростом обеспечения первой категории качества (ростом залоговых депозитов или передачи в залог ценных бумаг банка), но точнее узнать о таких фактах можно лишь после публикации пояснительной записки банка. Поэтому на данный момент о качественном улучшении активов банка и, следовательно, о действительном наступлении «ремиссии» в самочувствии «Пересвета» говорить рано.
«Bail-in» - конвертация задолженности перед кредиторами в облигации банка, а затем в акции, которые будут признаны субординированными.
Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии на текущий момент видимых признаков действительного улучшения финансового состояния банка. Что явно не на руку тем, кто принял участие в «bail-in».

19.04.17 ЦБ РФ было принято решение об оздоровлении Банка посредством механизма «bail-in», то есть конвертации задолженности перед кредиторами в облигации банка, а затем в акции, которые будут признаны субординированными. Так, банком «Пересвет» по закрытой подписке было размещено облигаций на сумму более 125 млрд. рублей, из них приобретено кредиторам в счет своих вложений на сумму в 69,7 млрд. рублей. Т.к. конвертация облигаций в акции произойдет в случае наступления банкротства банка, единственным акционером банка сейчас является «ВБРР» (опорный банк «Роснефти», выбранный регулятором в качестве основного санатора «Пересвета»).

Для России оздоровление банка с применением «bail-in» непопулярная практика, случай с «Пересветом» и вовсе прецедент. Но как показывает международный опыт, «bail-in» не всегда работает на пользу кредиторам. Так, применение данного механизма в практике киприотских банков (Bank of Cyprus, например) сыграло негативную роль для кредиторов: мало того, что их средства были в принудительном порядке отконвертированы в акции банка (в отношении «Пересвета» участие в «bail-in» носило в целом добровольный характер), так они не смогли оказывать влияние на принятие решений - акции были переданы в управление государству.

Негативную оценку положению, в котором оказались «потенциальные» акционеры банка даёт и регулятор – по данным СМИ представитель регулятора, Сергей Швецов, в кулуарах ПМЭФ, признал, что те, кто не согласился на «bail-in» оказались в лучшем положении, чем согласившиеся.
Улучшения качества активов банка не наблюдается – просрочки не стало меньше, а «твердых» залогов больше.
Негативный международный опыт, скептическое мнение регулятора, да и текущая ситуация в банке (низкое качество активов) наталкивает на вопрос о целесообразности меры «bail-in» в принципе. Возможно, это связано с тем, что кредиторы, которые согласились на «bail-in», не готовы сейчас признать миллиардные расходы по вложениям в «Пересвет» без последствий. Ведь в число кредиторов (которых больше 70) попали не только «Интер РАО», «Русгидро» и Россельхозбанка, но и коммерческие банки (например, Бинбанк), а также ряд частных пенсионных фондов.

Оправдает ли себя затея с «bail-in» в «Пересвете» покажет время. Но на данный момент всё выглядит следующим образом: возобновление работы в стандартном режиме стало возможным благодаря отсрочке платежей по крупным обязательствам, а положительного значения собственного капитала банка удалось добиться преимущественно за счет восстановления резервов. При этом улучшения качества активов банка не наблюдается – просрочки не стало меньше, а «твердых» залогов больше. И, наконец, от первичного применения механизма «bail-in» в столь значительном масштабе (69,7 млрд. рублей), веет скорее безнадёжностью, чем новизной.

Подпишитесь на наши новости
Оставайтесь в курсе последних событий банковского сектора
Заполняя форму, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Made on
Tilda